Один день с... Самуэлем Ричардом Ндилок Мбэби

Предыстория: Знакомьтесь, Дед Мороз! Африканский Дед Мороз. Уроженец Камеруна, Самуэль Ричард Ндилок Мбэби (Мбэби – в переводе с африканского означает «ветер». - Прим. ред.) в России живет 8 лет, 2 года из них - в Барнауле. Каждый раз накануне 31 декабря он облачается в привычную для нас (как оказалось, и для самих африканцев) красно-белую праздничную форму, цепляет пушистую бороду и начинает свое новогоднее шоу в самом жарком клубе города. Кто он, Дед Мороз или Санта-Клаус, публике не важно – она, как завороженная, смотрит на экзотическое представление. Но не всегда видно, чем живет и о чем думает тот, кто скрывается за густой белой бородой. Как проходит новогодний день самого горячего Деда Мороза, в нашей рубрике «Один день с…»

Где работает Дед Мороз

День африканского Деда Мороза обычно начинается у барной стойки. Ричард перевоплощается в зимнего дарителя периодически, постоянно же он работает барменом. Приготовить коктейль под настроение, виртуозно подбрасывая бутылки, собрать и заправить кальян и даже сыграть этническую музыку – барнаульский камерунец быстро пришелся ко двору и стал любимцем новичков и завсегдатаев клуба.

Кстати, Ричард давно изобрел массу собственных рецептов коктейлей, которые он делает, как правило, только по особому поводу. Одно из его авторских творений - «Тропическая фея»: напиток голубого цвета, украшенный долькой ананаса и пальмовым листком.

Обычно Ричард держит в секрете состав своих коктейлей, но нам намекнул, что главная начинка «Феи» - абсент. Но какое меню на Новый год ждет посетителей, большой-большой секрет.

Привычка, которая спасла жизнь

До того как приехать в Барнаул, Ричард несколько лет жил в российской столице. Учился, знакомился с новыми людьми, наблюдал за реалиями столичной жизни. Но чаще всего, рассказывая о Москве, вспоминает о самой опасной категории ее жителей: скинхэдах. Полученные еще дома, в Камеруне, навыки дзюдо здорово выручали Ричарда в уличных потасовках. «Это был  самый ужасный период моей жизни в Москве, - вспоминает Самуэль. – Я приехал в столицу в 2000 году, тогда скинхэды были повсюду. Это было время, когда каждый день был соревнованием. Выходишь из дома и знаешь, что будет драка. По-любому».

Именно тогда он вновь приступил к тренировкам, правда, вместо дзюдо выбрал самбо. Первое время спорт был просто средством выживания на кривых московских улочках, теперь спортзал – это место, куда он с удовольствием мчится после работы в баре.

Новый год без боя курантов

Нарядная елка, любимая собака, борщ, оливье и даже самовар – совсем по-русски. Под тихо бормочущий телевизор вся семья дружно встречает Новый год. Вот только под бой курантов не удастся загадать желание: в 18:00 их еще никто не запускает. За все время, пока Ричард живет в России, ему еще ни разу не довелось встретить праздник, как всем обычным люди, в 24:00 часов, загадывая желание под звон бокалов и под поздравления президента.

«Дело в том, что в это время я всегда выступаю со своими номерами. Поэтому приходится с семьей отмечать Новый год раньше других: часов в 17:00-18:00. Потом я сразу же уезжаю в клуб. Обидно, конечно, что все не как у других, - вздыхает Ричард, - но такая работа. Зато после выступлений мы вновь отмечаем Новый год, но уже с друзьями».

Самуэль Ричард: «Главное не подарок, а внимание»

 Подарки Ричард обычно приобретает в самый последний момент: чуть ли не утром 31 декабря.

«Я не люблю все делать заранее, - признается камерунец. – Мне привычнее все сделать в последний момент. Может, это и не очень хорошо, но я так привык. Это касается и подготовки к выступлениям, и покупки подарков».

Тема подарков для Ричарда вообще особенная. Он всегда считал, что подарок – это не главное, намного важнее внимание. «Ведь человек, выбирая гостинец, думает о тебе, - замечает Ричард. – А то, что тебе подарили, уже не так важно».

В родном Камеруне традиция дарить подарки на Новый год (в Африке он тоже отмечается 31 декабря. – Прим. ред.) мало чем отличается от здешней.

Ричард вспоминает: «У нас подарки дарил Санта Клаус. Я помню, мой отец часто наряжался в такой костюм. А наутро мы находили под головой или под подушкой подарки. Я еще был ребенком, верил в Санта Клауса и всегда удивлялся, откуда он знает, что мне нужно?»

Но, мельком глянув на часы, Ричард начинает собираться в клуб: посетители уже давно ждут своего африканского Деда Мороза.

Ну настоящий Дед Мороз!

Перед каждым выступлением он никогда не репетирует. Говорит, что ему достаточно просто послушать музыку и мысленно прокрутить весь танец.

«Все построено на импровизации, - объясняет Ричард. – Мой новогодний номер построен на исполнении народного африканского ритуального танца (на благополучие в следующем году) и моих собственных импровизациях. В основе танца - превращение сурового сибирского Деда Мороза в горячего африканского. Все это обычно происходит динамично и очень весело. Публика всегда в восторге!»

Он готов развлекать и вовлекать зрителей в свой номер до тех пор, пока играет фонограмма. С заключительным аккордом исчезает и он сам, быстро и неистово. Как ветер.

В эти минуты кто-то слышит бой курантов, кто-то зажигает бенгальский огонь, он за свои 10 минут  на сцене успевает  рассказать целую новогоднюю историю. Только одно в ней останется в тайне: как бы хотелось самому Деду Морозу оказаться по ту сторону сцены!
Один день с…