Один день с... с приютом "Ласка"

Предыстория: Несколько лет назад группа энтузиастов организовала в нашем городе приют «Ласка», о котором многие, конечно, слышали. Я, разумеется, тоже давно о нем знала. Но впервые посетить его мне удалось только на днях. Ехать пришлось не то что бы за тридевять земель, но, по крайней мере, в те районы города, где я раньше не бывала. Приют я нашла почти сразу. Хотя если бы не собачьи будки, которые я разглядела сквозь забор, наверное, пришлось бы побродить в окрестностях. Я вошла в калитку, на всей территории возле здания были расставлены будки и вольеры, куда не взгляни. Собаки никак не отреагировали на мое появление. А я вот удивилась их количеству. Как мне сказали позже, в приюте сейчас 150 собак. В приюте постоянно живут два человека, которые кормят животных и ухаживают за ними. Каждый день приезжают волонтеры, периодически - ветеринар.

Собачья жизнь

Мне выдали старенький халат, чтобы не запачкать одежду, и мы пошли знакомиться с собаками. Рядом с забором стоят несколько вольеров со щенками. «Это все подкидыши, - рассказывает работник приюта Алексей. – Чуть ли не каждый день оставляют под воротами в коробках. Мы их так и называем - по надписям на коробках. Здесь у нас Бананы. А здесь Панасоники».

Собак из приюта разбирают, и даже активнее, чем кошек. Но все же «население» растет. Мест не хватает, но и отказать сотрудники приюта не в силах. Животных приносят, находят на улицах, нередко раненых.  Не устаешь поражаться человеческой жестокости. Вернее даже -  нечеловеческой. Мне показали пса по имени Сан Саныч, на шее большой шрам. Его привезли в «Ласку» с перерезанным горлом, всего в крови. Выходили. Только теперь, когда ему ставят уколы, у него слезы из глаз бегут. Помнит, как сильно его обидели, а все равно доверяет людям.

Есть и другие истории у обитателей приюта. За двумя замками в отдельном железном вольере сидит стаффорд, который, разозлившись, буквально разорвал своему бывшему хозяину грудную клетку. Я согласилась на него посмотреть только с приличного расстояния. Страшный зверь. А ведь и его приютили, не дали усыпить.

Пока мы бродили по территории, я заметила, что одна четвероногая особа, в отличие от других, совершенно свободно разгуливает везде, где пожелает. У этой животины были невероятно умные и добрые глаза. Как выяснилось, Свинга (так ее зовут) - действительно необычная собака, она умеет считать. Когда ее чем-то угощают, она делит поровну кусок на несколько частей и тащит щенкам. Сколько щенков, столько и частей. Причем, своих «детей» у нее нет, она заботится обо всех маленьких обитателях приюта.

Но если Свинга гуляет без привязи из-за большого к ней доверия, собака по кличке Пальма оказывается на свободе благодаря тому, что каким-то неимоверным способом каждый раз снимает даже самый тугой ошейник. Но она тоже никуда не уходит, лежит себе на своей любимой куче опилок на заднем дворе. И ругать ее за это нельзя, она тогда обижается. Пока прощения не попросишь, не оттает.

О хлебе насущном

Кормят собак вечером, когда спадает жара, чтобы еда в чашках не пропала. Утром дают только кости. Получается двухразовое питание. У щенков – трехразовое. Одно из мясоперерабатывающих предприятий города отдает приюту отходы производства и некондицию, которые и добавляют в вечернюю собачью кашу. Каша варится из геркулеса и рисовой сечки. Еще добавляют немного макарон. С самого утра в помещении, отведенном под кухню, кипят огромные кастрюли. До вечера нужно не только сварить десяток таких кастрюль каши, но и дать ей остыть.

Хоть мясные «продукты» и отдаются в дар, за их доставку, тем не менее, приходится платить. За воду тоже, так как водопровода нет. 900 рублей в неделю -  приличная сумма для организации, которая целиком и полностью существует на пожертвования. 

До ужина нужно перемыть все собачьи чашки. Я даже немного удивилась, что это делают ежедневно. Не каждый хозяин так о своем питомце позаботится. Но это просто необходимо для здоровья животных. В общем, я подрядилась помогать с этим делом. Нужно было ходить с ведром воды вдоль будок и каждую миску мыть в этом ведре.

Плюс периодически менять воду. Обойти больше сотни собачьих домиков в такую жару, я вам скажу, это очень утомительно, несмотря на то, что общаться с мохнатыми друзьями было очень приятно. Как ни странно, все собаки очень добрые, подходили, виляли хвостом, обнюхивали и напрашивались на ласку. Некоторые осторожно и как бы смущенно, другие совершенно открыто. Одна даже ухватила меня зубами за подол халата, и не хотела отпускать.

Кто сказал «мяу»

Кошек в «Ласке» тоже немало – восемьдесят. Внутри здания у них отдельные помещения. В одном из них построены вольеры вдоль стен, в которых обычно трое-четверо жильцов. Те, у кого скверный характер живут по одному. Когда мы вошли, кошки немного оживились, многие подошли к дверцам и замяукали. Корма у всех было полно, видимо, зверюшки хотели, чтобы их погладили. Все-таки кошки совершенно домашние животные и им не очень комфортно ходить из угла в угол по клетке, без возможности забраться на чьи-то колени, промчаться по дивану или повисеть на шторах. Пока штор нет, самые неугомонные подпрыгивают и повисают на стенах клетки, взбираясь по ним чуть ли не до потолка.

Позже мы пошли в изолятор для больных кошек. Эти тут же размяукались на все голоса, гораздо настойчивее требуя внимания, чем здоровые сородичи. Десятки пар глаз, смотрели на нас не отрываясь, мне даже показалось, как-то умоляюще. У перемазанных лекарствами котят даже игрушки в клетках были подвешены на бинтах. Такая вот больничная обстановка.

А изолятор для щенков находится в веткабинете. Сейчас там было трое несчастных. Как и большинство щенков в приюте, подкидыши. Один уже немножко начал оживать после лекарств, другие бедняжки едва дышали. Ветеринар по телефону рассказывал, какие нужны уколы, а ставили их сотрудники сами. По три укола в каждый маленький лохматый загривок и еще одна капельница. Щенки даже не могли реагировать на эту неприятную процедуру, лишь тот, который начал выздоравливать, поскуливал и пытался вырваться. Они могут и не выжить, но сотрудники приюта всегда борются до последнего.

И видно, что каждый обитатель приюта для них становится родным. Даже отдавая собачку или кошечку новым хозяевам,  они хотят быть уверены, что отдают их в хорошие руки,  и поддерживают связь со своими воспитанниками.

В группе приюта «Вконтакте» более шести тысяч человек. Некоторые из них волонтеры, кто-то помогает финансово, кто-то хоть однажды взял себе маленького друга домой. Но большинство из нас, к сожалению,  пока способны только на сочувствие без какого-то ни было участия. 

Один день с…