20 января 2015, 15:40
Интервью на asfera.info. Шашлычно-водочный туризм двух Алтаев

Упомянуты:

Барнаул, 20 января – Атмосфера, Александра Черданцева. Два Алтая прочно связывают свое развитие с туризмом. Власти обоих регионов с завидным упорством продвигают мегапроекты, которые, как ожидается, должны вывести оба региона на новый уровень привлекательности. Но игорная зона "Сибирская монета", особые экономические зоны "Бирюзовая Катунь" и "Алтайская долина" – это одна сторона медали. Еще одним локомотивом может стать сельский туризм. Почему, как развивается это направление в обоих регионах и что этому мешает, рассказала порталу "Сибинфо" Светлана Пантюхина. Она не только владелец гостевого дома, но и эксперт по обучению основам сельского туризма.

– Светлана, Вы работали в свое время в Москве, Англии, Африке, сегодня Вы занимаетесь сельским туризмом преимущественно в Республике Алтай, но и в Алтайском крае работаете много, реализуете проекты по развитию этого направления. Начнем с Республики Алтай. Как можете оценить регион с этой позиции?

– Да, вопросами сельского туризма я активно занимаюсь последние пять лет. С семьей живем на Телецком озере и просто не можем оставаться в стороне.

Республика Алтай более продвинута в плане сельского туризма и туризма вообще, чем Алтайский край, хотя некоторые районы края давно и неизменно любимы туристами как ближайших сибирских регионов, так и из Зауралья. Причина этого не только в том, что природные ресурсы дают больше простора для этого бизнеса, но и потому, что нашлись люди, готовые его развивать.

Когда в конце 90-х годов поток туристов возрос, базы перестали справляться с наплывом. Тогда начали открываться гостевые дома. Турочакский и Чемальский районы – исторически сложившиеся точки развития туризма. И именно в Чемальском районе поселилась в те годы семья, ставшая пионером в сельском туризме Республики Алтай. Следуя их примеру, в работу включались остальные.

Горному Алтаю повезло: в 2000 году нам пришло финансирование на развитие стратегий устойчивого развития региона – уже работавшие инициативы получили поддержку, а многие люди смогли пройти обучение основам предпринимательства и начать собственный бизнес.

Сегодня я могу привести отличные примеры, когда, казалось бы, совершенно бесперспективная деревня начинала жить благодаря развитию сельского туризма. Деревня Иня изначально была "проездным местом" – туристов там видели только в проезжающих автомобилях. Сегодня там есть очень популярные гостевые дома, куда приезжают люди не только из Сибири. А ведь во многих домах удобства на улице, но это не мешает местным жителям активно работать и принимать у себя гостей.

Активно возрождаются и развиваются народные ремесла: войлоковаляние, резьба по кости, дереву. Местные мастера делают красивые сувениры и могут продемонстрировать свое мастерство гостям.

В Артыбаше, по ощущениям, 95% селян размещают туристов или как-то иначе вовлечены в процесс. Село хорошо живет: у нас есть картинные галереи, художественная школа, прекрасный фольклорный коллектив, школьный экоклуб, многие жители ездят на хороших машинах, отдыхают в Таиланде, Турции. Но при этом никак люди не научатся смотреть дальше своей усадьбы: наводя у себя красоту и чистоту, они запросто могут прямо за оградой, на улице, где ходят туристы, устроить "задний двор". Но это вопрос уровня культуры, а над этим надо работать годами. Люди не умеют, а зачастую не хотят объединяться и целенаправленно развивать сельский туризм, выходя на более высокий уровень сервиса. Такая ситуация характерна сегодня, пожалуй, для всех сел и деревень. Поэтому, несмотря на спрос и тысячи гостевых домов в Республике Алтай, порядка здесь до сих пор нет – развитие происходит хаотично.

Главная проблема алтайского сельского туризма – его шашлычно-водочная направленность. Основная доля туристов едет сюда, я извиняюсь, водки попить. А основная доля жителей готова им для этого предоставить все условия, а вот развивать дополнительные услуги многие не хотят – для этого надо сойти с "накатанных" рельсов и делать что-то новое. Хотя построить дом и баню гораздо затратнее и сложнее, чем, например, организация проката велосипедов и другого спортивного инвентаря или проведение мастер-классов по ремеслам.

– Алтайский край, Вы сказали, менее развит?

– В целом, да. В отличие от республики, в крае и нет такой задачи – туризм является приоритетным направлением развития лишь в некоторых регионах. И кроме того, в стратегии социально-экономического развития Алтайского края до 2025 года делается упор только на крупные туристические проекты, в то время как опыт многих стран показывает: сельский туризм может приносить очень серьезные доходы в бюджет, за счет него выживает население деревень и районов.

И в то же время в крае процессы более радужные: жители региона хотят работать в этом направлении, готовы учиться. У некоторых районов Алтайского края огромные перспективы развития сельского туризма при минимальных вложениях, при том, что сельский туризм позволяет обеспечить высокий уровень занятости и при правильном подходе гарантирует окупаемость.

Вы знаете, была в 2014 году на пятом Европейском конгрессе, как раз посвященном сельскому туризму. Там были участники из 40 стран, а из России была только я одна! Тема СТ звучит сегодня везде. В Алтайском крае тоже. Но как и что делать, чтобы это было системно, прибыльно, красиво и "вкусно", – народ не понимает, а власть будто и не хочет. Мы, бывает, привозим готовые программы для реализации, существуют грантовые конкурсы – то есть возможность получить деньги для реализации своих проектов по сельскому туризму, а люди просто отказываются от них – надо же думать, считать, работать...
На уровне власти же идет конкретный разнобой.

– Я так понимаю, не только на уровне соседних районов, но и на уровне двух Алтаев?

– Именно.

– А как сотрудничать Алтайскому краю и Республике Алтай, если они, наоборот, конкурируют?

– Властям такое сотрудничество невыгодно не по причинам коммерческой конкуренции. Мотивы тут политические.

Как правило, когда человек не с Алтая слышит слово "Алтай", перед глазами стоят горы, реки и озера все-таки республики. Хотя Алтайский край вкладывается серьезно в продвижение имиджа Алтая как туристического региона, например, активно участвует в международных выставках, создал хороший туристско-информационный центр, а слава идет вроде как Горному Алтаю. Но регионы разные, специфика туризма у них разная. И ведь в чем-то Алтайский край более продвинутый: туроператоры, железная дорога, более регулярные рейсы в аэропорту.

У регионов мало точек конкуренции, зато есть и могло бы быть еще больше точек взаимовыгодного сотрудничества. Алтайскому краю сложно наполнить программу отдыха на две недели, это обычно три-четыре дня. Из Москвы на пару дней сюда никто не поедет. Сотрудничая с РА, определив четко свою нишу, АК мог бы получить свои три-четыре дня с гораздо большего числа туристов, по факту приезжающих в республику, чем сегодня. Не сотрудничая, край получает только "своих" туристов, а "соседские" проезжают мимо, таким образом, край теряет свою выгоду. Но сразу поправлюсь: я сейчас говорю не о Белокурихе и "Бирюзовой Катуни", не о туристах, которые едут за лечением. Я говорю о более-менее независимых туристах, которые едут на Алтай попутешествовать. Вот они-то сегодня вообще игнорируют Алтайский край. Это надо исправлять. Здесь есть достойные районы. Люди, живущие в них, готовы работать и активно развивать сельский туризм. Туристы готовы осваивать новые пространства, не только Чуйский тракт.
Друг без друга регионам сложно. Глупо делить единый Алтай.

– Насколько я понимаю, Вы далеко не в восторге от туристических мегапроектов?

– Раз они не закрываются, то все равно своих клиентов получают. Но я не вижу ажиотажа. Насчет игорной зоны "Сибирская монета" я вообще считаю, что это раковая опухоль на теле Алтая. Я против азартных игр и не считаю их полезными для человечества. И уж наш удивительный, "чистый" во всех смыслах Алтай вообще грешно засорять таким недобрым делом. Но это мое личное восприятие, я тут немного о другом хочу сказать. Те, кто поедет в игорную зону, не поедет в сельский домик – это принципиально разная целевая аудитория. Я уверена, что крупные проекты – не конкуренты маленьким.

Эти мегапроекты не дают рабочих мест. Специалистов они привозят из городов, и спасибо, когда из алтайских городов. Никто из деревни горничными, крупье, инструкторами работать не будет. Просто потому, что их невыгодно обучать – гораздо проще привезти готовых специалистов.

А вот маленькие проекты дают занятость именно местному населению.



0


Еще в туризме