1 апреля 2015, 11:00
Полицию России предложили разделить на федеральную, региональную и местную

Упомянуты:

Барнаул, 1 апреля – Атмосфера. Российская полиция – самая дешевая в мире, но система выстроена так, что люди в погонах делают много лишней работы под надзором бесчисленного множества контролеров. О том, в чем проблема современной российской правоохранительной системы и каковы варианты ее реформирования, рассказал преподаватель НИУ "ВШЭ", ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев, пишет портал "Сибинфо".

Этой теме эксперт посвятил целый доклад, который имели удовольствие слушать участники второго семинара в рамках проекта "Гражданский университет" Комитета гражданских инициатив. Мероприятие состоялось в Барнауле в минувшую субботу, 28 марта.

Кирилл Титаев в своем выступлении так описал ситуацию в правоохранительных органах, что стало жалко даже самих полицейских.

"Проблема полиции не в плохих кадрах или недостатке контроля. Проблема в системе. Задачи ставятся не по изменению ситуации, а по изменению показателей", – сказал эксперт.

Российская полиция очень дешевая, говорит Титаев. Один полицейский стоит очень мало денег. Но численность их высока. Отсюда и стандартная нагрузка на валовой продукт. Смотрите слайд ниже.

Конечно, мы все давно привыкли, что дешевое – не значит качественное. Полиция до сих пор работает по палочной системе, пусть они сами ее сейчас так не называют.

С одной стороны, в России регистрируется очень мало преступлений, потому что граждане просто не сообщают о них. Но, с другой стороны, если уже эта информация у полиции появилась, то она "приложит все усилия, чтобы преступление, которое не является раскрытым к моменту прихода гражданина, не было зарегистрировано".

И тут дело даже не в заведомой фальсификации, а в строгой отчетности, к которой приходится приспосабливаться людям в погонах. Простой пример: с каждым годом показатели фиксации и раскрываемости преступления должны расти. Так что выгоднее сегодня занизить, чтобы завтра не подставиться с недобором.

А раз нет строгой фиксации, то и со статистики нечего спрашивать. Потому и выводы делать сложно. "Президент не понимает, что происходит в его полиции", – говорит Кирилл Титаев.

Полиция гиперцентрализована, количество контролеров зашкаливает. В одном регионе Сибири года два назад эксперты насчитали 65 участковых, 30 инспекторов ПДН, и всех их контролировали 92 человека на уровне региона.

"Все они (контролеры. – Прим. ред.) пишут бумаги, спускают участковым, требуют отчеты. По этому же принципу устроены ФСКН и СУСК. 45% в СК – следователи, 10% – технические люди и водители, а аж 45% – начальники", – приводит пример докладчик.

Еще один устоявшийся тренд, также характерный не только для полиции, – вынесение "приговора" задолго до суда. "С момента предъявления обвинения до вынесения приговора шансов на реабилитацию меньше 1% на всех стадиях: и на следствии, и в суде. Если в отношении вас следователь или дознаватель написал постановление о привлечении в качестве подозреваемого, то вы получите приговор с вероятностью 99,3%", – сказал Кирилл Титаев.

Более того, типовой судья в России по делам, где привлекается прокурор, выносит оправдательный приговор один раз за свою карьеру.

Теперь подходим к самому главному: кто виноват и что делать? Виновата система, а не люди, а делать надо реформу, но совершенно отличную от той, что уже была.

Итак, во-первых, нет никакого смысла просто так взять и уволить миллион человек. На их место придут другие, система очень скоро регенерируется, и принципы работы нас берегущих никак не поменяются. Систему менять надо, возвращается к тому, с чего и начал, Кирилл Титаев.

И это как раз то, что будет во-вторых. А будет это реформа, которую в течение трех лет разрабатывали эксперты Института проблем правоприменения. Они предлагают упростить структуру (децентрализация полиции), отказаться от лишних функций и изменить систему оценки работы, в частности, вынести контроль за пределы структуры полиции.

Предлагается вот такая тройная структура: полиция федерального уровня, регионального и муниципального.

"Муниципальная полиция может подчиняться главе района, начальника в регионе быть не должно. Занимается охраной общественного порядка (порядок на улице и хулиганы). Это ППС, участковые и дежурная часть. На уровне субъекта – мелкие грабежи, мелкие разбои. Этим занимаются следователи, оперативники, дознаватели, а также ОМОН, конвой, ИВС. А вот тяжкими преступлениями должна заниматься федеральная полиция", – вкратце описывает суть Титаев.

По его словам, нет смысла управлять участковыми на федеральном уровне, они справятся на местах.

Что касается большого количества неспецифичных и дублирующих функций, то смотрите слайд.

Например, необходимо отказаться от лицензионно разрешительной работы, внутренних войск, что поможет сэкономить как минимум пару миллиардов рублей на генеральских зарплатах, вневедомственную охрану передать бизнесу, а работу по делам несовершеннолетних – органам соцопеки.

И третье направление – контроль. Сейчас ведомство само собирает информацию, анализирует ее и само же оценивает эффективность своей работы. Эксперты предлагают создать что-то вроде федерального агентства криминальной статистики. И, конечно же, большую коррупционную тему уничтожать отдельным антикоррупционным органом.

При этом Титаев называет главной проблемой не бытовую коррупцию: "Это жутко портящий вид прыщик на лице человека, который умирает от рака. Более серьезная проблема – коррупция вымогающая, возбуждение дел, пытки с требованием денег".

Предложение, прямо скажем, очень внушительное и сложно реализуемое, хотя, по мнению его разработчиков, не будет ничего стоить благодаря оптимизации. Остается один главный вопрос: как на такое "выгодное" предложение отреагирует сама система.


Фото Екатерины Смолихиной

0


Еще в обществе