27 июля 2021, 01:20
Лидер профсоюзов Михаил Шмаков оказался в центре громкого скандала

Упомянуты:

Москва, 27 июля - Атмосфера. Глава Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков фигура известная, которую можно сравнить с монетой. Где аверс - это публичная деятельность во имя интересов трудящихся, а реверс - громкие скандалы, связанные с миллиардами бюджетных рублей.

Кто же на самом деле этот человек и как на самом деле протекают денежные потоки в ФНПР разбирались корреспонденты ИА "Московский монитор".

Вновь громко заявил о себе Шмаков ни где-нибудь, а на заседание Совета по стратегическому развитию и нацпроектам под председательством президента Путина. Лидер ФНПР поставил под сомнение планы правительства объединить в единую структуру социальные фонды — Пенсионный и Фонд социального страхования, расплывчато мотивируя это необходимостью доработать и настроить всё так, "чтобы это не повлияло на деятельность фондов". При этом не приведя ни одного аргумента: ни из экономики и даже ни из статистики. Классические мысли вслух.

На самом же деле объединение социальных фондов диктуется политической и экономической целесообразностью. Ведь в современном виде они являются архаичным наследием 90-х годов, того самого отрезка времени когда государство снимало с себя соцобязательства, ссылаясь на рынок. Итог закономерен - начавшийся пенсионный кризис, необходимость повышения возраста выхода на пенсию, дефицит средств в Соцстрахе. А сами социальные фонды превратились в дорогостоящих и зачастую малоэффективных посредников между плательщиками страховых взносов и поставщиками услуг.

Как несложно догадаться, управление такими колоссальными денежными потоками, а в 2020 году они насчитывали около 13 триллионов рублей или же 70% доходов федерального бюджета, требовало не только огромных и неоправданных накладных расходов, но и порождало коррупционные соблазны, закончившиеся десятками уголовных дел по всей стране.

Современное же время и национальные цели экономики требуют перевода работы фондов на новые принципы. Планируемое слияние сократит административные расходы, объединит информационные системы, позволит жестко контролировать финансовые потоки, повысить прозрачность и обоснованность расходов. Экономический эффект, по данным Минсоцразвития, может составить до 300 миллиардов рублей в год.

И казалось бы, кто в здравом уме и светлой памяти будет против? Ответ очевиден: лидер Федерации независимых профсоюзов. Всё дело в том, что Шмаков стремится сохранить влияние ФНПР в Российской трехсторонней комиссии по урегулированию социально-экономических отношений. Это единственная площадка, где ФНПР может проявить свою активность и лоббировать те или иные договоренности (в том числе и в пользу работодателей-олигархов), регулируя, в частности, порядок и величину страховых взносов. Но при новой системе все эти денежные потоки на основе единой информационной системы объединенного социального фонда могут высохнуть.

Но даже не это главная причина такого протеста: эксперты полагают, что многолетнее сопротивление зиждется на опасение, что анализ деятельности фондов может привлечь внимание и собственно к ФНПР, которая по существу и принципам деятельности является таким же архаизмом 90-х, как и социальные фонды.

Унаследовав от советских профсоюзов 2 582 крупных и вполне ликвидных объектов, ФНПР занялась их продажей, сохраняя в секрете информацию о полученных средствах, а также данные о доходах от управления санаториями, пансионатами, гостиницами, Дома Союзов в Москве и прочем.

За такой закрытостью наблюдается и рост коррупции, и многочисленные уголовные дела против профсоюзных функционеров, включая директора знаменитого Дома Союзов и родственников самого Шмакова, занятых в управлении профсоюзной собственностью.

А вот тут есть очень интересная информация: согласно исследованию РБК, из 60 миллиардов рублей бюджета (оценочно, т.к. доходная часть ФНПР засекречена) 6% уходит в фонд солидарности (поддержка работников во время простоя, единовременная помощь при несчастных случаях на производстве), 6% - на взносы в международные организации, а 88% - на поддержание собственного существования. Помощь, конечно, но немного не тем.

Кстати, Михаил Шмаков не так давно предлагал увеличить зарплаты работников за счет маржи работодателей. Даже первокурсники экономического факультета поймут, что бизнес просто уйдёт в тень.

На самом деле цель таких громких слов - отвлечь внимание от маржи, которую, вероятно, руководство федерации во главе с Михаилом Шмаковым извлекает из распродажи активов, принадлежащих профсоюзам.

Сами судите, за то время, что Михаил Шмаков находится у руля ФНПР, стало известно о массовых хищениях госсобственности с участием лидеров организации, а также об уголовных делах, которые множатся год от года. В данный момент расследуются очередные факты масштабной коррупции в федерации.

На январь 2017 года на балансе организации находилось 1082 объекта недвижимого имущества и 67 земельных участков. К июню 2021 года федерация дополнительно зарегистрировала соответственно еще 95 объектов и 35 участков, параллельно занимаясь реализацией активов. За указанный период 274 объекта и 36 участков было отчуждено в пользу третьих лиц, причем по стоимости в разы ниже кадастровой.

Одним из таких ярких примеров служит 2017 год: именно тогда санаторий "Дубовка" на берегу Волгоградского водохранилища перешел в собственность московского ООО "Фортривьера", принадлежащего некой Юлии Москаленко. Сообщалось, что фирме санаторий достался всего за 20 млн рублей. Сама ФНПР получила по договору купли-продажи лишь 1,4 млн рублей.

Или же известный на весь СССР санаторий "Красный Бор" под Смоленском по кадастру оценивался в 314 млн рублей, но 20% в нем в 2017 году были проданы федерацией Шмакова за 16,8 млн рублей.

Но это чужие, а как же свои. По данным семья Михаила Шмакова с 1993 года, когда он впервые занял пост председателя ФНПР, сказочно обогатилась. Уже до 2001 года стоимость имущества составила предположительно 99,4 млн рублей. Затем семья профсоюзного босса получила в собственность активы еще на несколько сотен миллионов рублей..

Шмаков совместно с супругой владеет квартирой стоимостью почти 30 млн рублей в Пресненском районе Москвы. В его собственности большой участок земли на Плешковском заливе в Тверской области. На официально неработающую супругу Михаила Шмакова записаны еще три квартиры в Москве, в том числе доля в элитных апартаментах на 3-й Тверской-Ямской улице стоимостью свыше 45 млн рублей. Также ей принадлежат два дома и три земельных участка в Новой Москве и в Наро-Фоминском районе.

Сын главы ФНПР Виктор Шмаков еще в студенческие годы стал обладателем недвижимости в Москве и Подмосковье в несколько десятков миллионов рублей.

Вишенкой на торте является страсть профсоюзного босса в коллекционирование раритетных автомобилей. У самого Шмакова модели советского автопрома "Победа", 22-я "Волга" и "ГАЗ" 69А – стоимостью на антикварном авторынке до 8 млн рублей каждая. Супруга владеет автомобилем "Чайка" за 11 млн рублей. Сын, помимо Cadillac Deville и Mitsubishi Pajero, имеет дорогостоящие "ГАЗ" М-21 "Волга" и "ГАЗ" 12 ЗИМ.

Но машины машинами, а деньги вкладывать надо во что-то крупное. Внимание правоохранителей должен привлечь и тот факт, что глава ФНПР, видимо записав самые лакомые активы на своих родственников, стал одним из крупнейших в стране землевладельецем. В запутанной схеме перехода ПСХ "Балабаново" в собственность супруги и брата главы профсоюзов – Петра Шмакова – уже разбирается суд.

Если коротко, в 2003 году ФНПР и ее филиал ТООП "Калужский областной совет профсоюзов" учреждают вышеназванное ООО с долями соответственно 30% и 70%. Спустя пару лет ТООП заключает с головной структурой договор пожертвования, на основании которого в 2007 году ФНПР оформляет хозяйство в единоличную собственность. Но уже в 2009 году владельцем 62,3% становится ООО "Универсал 2008", которое еще через год выкупает оставшуюся долю у федерации. Далее "Универсал 2008" переписывает 76% "ПСХ Балабаново" на своего учредителя Людмилу Бахареву, а в марте 2017 года собственниками становятся уже Светлана Шмакова и Петр Шмаков с долями соответственно 80% и 20%.

Безусловно, сумма сделки – тайна мадридского двора. Но как стало известно, все то время, что сельхозугодия "искали" добросовестного приобретателя в лице ближайших родственников главы ФНПР, земли Боровского района Калужской области разбазаривались, и к настоящему моменту от них осталось 187 гектаров, да и те по прямому назначению не используются. В настоящий момент прокуратура Калужской области добивается признания недействительными всех перечисленных сделок и возвращения участков Боровскому району.

Нельзя исключать, что аналогичные иски последуют и в отношении 18 участков (четыре оформлены на Светлану Шмакову и 14 – на Виктора Шмакова) в поселке Садовый Владимирской области, на которых располагается Владимиро-Суздальский парк активного отдыха «Заячья гора». Не понятно, на каких основаниях, а главное на какие доходы, жена и сын Михаила Шмакова их приобрели. Примечательно, что прокуратура несколько лет назад уже интересовалась бурной деятельностью семьи главы ФНПР в Суздальском районе. Дело в том, что на приобретенных участках также расположен горнолыжный комплекс «Заячья гора». Примерно с 2017 года им владеет ООО «ВС Парк», фактическим собственником которого через аффилированных лиц является Виктор Шмаков. Новый собственник начал свою деятельность со скандала – установил плату за проход и катание с горки на территории, на которой расположен объект культурного наследия федерального значения "Земляные валы 17 века".

Как выяснила прокуратура, опротестовавшая незаконное решение, компания Шмакова-младшего самовольно захватила еще и этот участок.

У силовых структур могут возникнуть вопросы и к коммерческим структурам, учрежденным ФНПР – помимо законности их создания, регуляторов должна заинтересовать роль сына Михаила Шмакова в деятельности по отчуждению принадлежащих этим компаниям активов. В настоящее время Виктор Шмаков активно задействован в управлении таких структур, как ООО "Курорт-сервис" (имеет отношение к парку "Заячья гора"), в котором ему принадлежат 30% акций, торговой компании ООО "Аквакарго", туроператора АО "Санаторно-курортное объединение ФНПР "Профкурорт", АО "УКД" ("Управление канатных дорог") и АО "КМКР" ("Кавминкурортресурсы"). Доходы сына лидера ФНПР, в основном получаемые от этих структур, в последние годы постоянно растут и исчисляются миллионами рублей.

Правда, сам Шмаков, похоже, привык к более крупным суммам, нежели средние пенсии по стране. Единственное, что объединяет профсоюзного лидера и тех, за кого он радеет – финансовый источник, а именно российский бюджет. Ежегодно Шмаков получает от государства миллионы как председатель ФНПР. Помимо зарплаты Шмаков выписывает себе из бюджета премиальные и даже материальную помощь - по причине пенсионного возраста. Неплохая надбавка пожилому функционеру, который не пашет, не сеет, не создает народные блага, а лишь их "осваивает".

При этом на деятельность ФНПР выбиваются ежегодные субсидии, которые в основном идут на нужды руководства федерации. В 2018 году, например, федерация получила 735,7 млн рублей, в том числе 264 млн рублей на погашение кредитов. В прошлом году сумма выросла до 1,2 млрд рублей, а в этом ФНПР должна получить еще столько же. Любопытен факт возникновения долгов у федерации Шмакова: в рамках подготовки к Олимпиаде-2014 организация перечислила собственные средства в размере 532 млн рублей на капремонт сочинских объектов. Затем задолженность была переведена на две структуры – акционеров этих объектов – ООО «Курортное управление (холдинг) г. Кисловодск» и ООО «Бальнеологический курорт «Мацеста» (холдинг) г. Сочи». В отношении первой фирмы в настоящий момент уже расследуется уголовное дело о мошенничестве – мало того, что коммерческая структура незаконно создана ФНПР, так ей были переданы 30 крупных профсоюзных санаториев и профилакториев по заниженной цене, часть из которых впоследствии реализована третьим лицам.

Под капремонт олимпийских объектов также был взят кредит у Внешэкономбанка в размере 1,9 млрд рублей. Все это напоминает банальный вывод средств на аффилированные структуры и искусственное создание задолженности. Вероятно, все для того, чтобы субсидирование ФНПР не прекращалось, и семья Михаила Шмакова продолжала еще много-много лет безнаказанно "щипать" государственную казну.

Однако, нет сомнений, что скоро эта деятельность будет пресечена: слишком высокие инстанции вплотную занялись проверками как самой ФНПР, так и его руководства. Следствие уже ведется, свои оценки творящемуся в федерации беспределу дали Генпрокуратура, Росимущество, Счетная палата, ФНС и другие госорганы. Также готов к принятию закон, который сможет защитить профсоюзное имущество от дальнейшего расхищения, не говоря уже о существующих многочисленных исках о пересмотре незаконных сделок купли-продажи. Однозначно виновные понесут самую серьезную уголовную ответственность, а учитывая размеры такого рода "приватизации", реальные сроки лишения свободы могут ожидать не только самого профсоюзного лидера, но и его родственников.

И это всего лишь вопрос времени...

0