27 марта 2009, 15:11
Мотивы браконьерской охоты в горах Республики Алтай попали в спектакль о Труффальдино из Бергамо

25 марта в Тувинском музыкально-драматическом театре состоялась премьера «Денгерлернин айбычызы» по пьесе Карло Гольдони «Слуга двух господ». Режиссер и киноактер Амаду Мамадаков смело перенес Италию XVIII века в современные реалии, дополнив их последними событиями.

Вместо гондол кочевники залезают, а потом таскают на веревочке свои расписные «аптара» - сундуки; почтенным отцам двух семейств предстоит не просто поженить своих детей, а напомнить об общих корнях и породнить две приграничные территории: тувинскую и алтайскую. Как пишет Tuvanews, спектакль и начинается с символической сцены: силуэты знаменитой «Алтайской принцессы» с плато Укок тюркского воина предваряют действие.

Щедростью Бригеллы с Труффальдино, обносящих зрителей натуральным «изиг ханом» (традиционным угощением из кровяной колбасы), уходом героинь в виртуальный мир компьютерных игр режиссерские хулиганства не заканчиваются. В самый патетичный момент на фальшивую россыпь золота в «танце орла» (в ритуальном приветственном танце борцов) под свист восторженного зала ступают два знаменитых «хурешиста» Маадыр Монгуш и Алдын-оол Куулар, чемпионы республики по вольной борьбе с титулами Арзылан моге. Борцы в поединке своими движениями поднимают пыль от блесток, топча никчемное «золото», что выглядит более чем символично.

Такие же аллюзии прослеживаются и в грохоте винтов, когда Труффальдино, надрывая голос, разговаривает, задрав голову к небу, с какими-то невидимыми господами в небе. Утаскивая наверх сундук с золотом, голоса упоминают архаров.

«Несложно догадаться, что в спектакль введен отголосок январских событий, когда рыщущие в алтайской тайге вип-охотники, расстреляв краснокнижных горных архаров, погибли сами. Не случайно Труффальдино обращается к зрителям с горьким монологом о судьбе своей земли: под предлогом экономических преобразований вывороченной земле, во имя науки обесчещенных могилах предков, о духе «Укокской принцессы», не нашедшем успокоения и насылающем землетрясения на своих неразумных потомков», - отмечает Tuvanews .

Специально для постановки были сшиты стилизованные костюмы, в которых смешиваются европейские и тюркские мотивы. В последнем акте силуэт «Алтайской принцессы» через разорванное полотно вторгается в сценическое пространство и сопровождает уход Труффальдино, успевающего крикнуть: «Но кончен путь. Я вижу берега».

Театральная «принцесса» предстает в максимально приближенном к описанию реставраторов наряде. Веселье заканчивается. Молодожены счастливы. Алтайский и тувинский сваты переговариваются по спутниковым телефонам, крича друг другу: «Але-але, плохо слышно. Подожди, сейчас заберусь на Монгун-Тайгу!». После полуторачасового смеха у зрителей остается легкая грусть от последнего назидания веселого слуги, вынужденного крутиться, чтобы выжить меж двух хозяев: «Скажу без похвальбы, что в наши годы двум господам служить — лихой удел».

Справка: «Алтайская принцесса» возрастом более 2, 5 тысячи лет была найдена в захоронении на плато Укок экспедицией новосибирского археолога Натальи Полосьмак в 1993 году. Сенсационную находку археологи выковыривали из вечной мерзлоты, используя чайник с кипятком. Впоследствии находка вывезена  в лабораторию Института археологии и этнографии СО РАН в Новосибирске. Единственные просочившиеся оттуда сведения о проведенных  исследованиях касались почему-то только предполагаемой расовой принадлежности «принцессы». Естественно, «не азиатской».

Тем не менее, власти республики настаивали на том, чтобы новосибирские ученые вернули мумию в местный музей. Однако ученые заявляли, что они опасаются отдать мумию в музей Горно-Алтайска, ссылаясь на отсутствие необходимых условий для ее хранения. Но даже после выделения средств краеведческому музею и установку в зале двух систем кондиционирования (18 градусов) директор Института археологии отказался в возвращении останков, направив министру культуры Республики Алтай письмо: "К большому моему сожалению, вопрос о возможной передаче мумии осложнился тем, что, по мнению юристов, подписав протокол о сотрудничестве, я превысил свои полномочия". Очень похоже на историю с аржанским захоронением и погребальным инвентарем, 70%  которого было возвращено в Туву после многолетних перипетий и переговоров.  

Когда в пострадавших от землетрясения районах Алтая началась эпидемия самоубийств, шаманы сказали: "Это проклятие Алтайской принцессы". И люди написали письмо: "Мы, коренные жители Горного Алтая, являемся язычниками и поклоняемся природе. Все раскопки, которые велись и ведутся на Алтае, причиняют нам непоправимый урон. Не считаясь с мнением народа, вывозят бесценные сокровища, духовное наследие алтайцев. Так, на плато Укок в Кош-Агачском районе был вскрыт курган-могильник, где находилась татуированная молодая женщина знатного происхождения. Для жителей Алтая она являлась священной реликвией - хранительницей покоя и величия нашего народа. Сейчас Алтайская принцесса хранится в новосибирском музее. Как язычники, мы не сомневаемся в том, что душа Алтайской принцессы бунтует и требует упокоить наконец ее прах. С этим связаны трагические события последних месяцев. Мы, жители села Ороктой, обращаемся к жителям Республики Алтай с призывом поддержать нас и требовать возвращения священной реликвии".

В ответ на обращения общественности правительство Республики Алтай объявило плато Укок "зоной покоя". Раскопки на плато запрещены. Археологи тайно проникают на Укок через Казахстан. Расположенное на высоте около 3 километров над уровнем моря плато издавна считается здесь сакральной территорией. У жителей Горного Алтая бытует представление, что Укок нельзя беспокоить напрасно, и если человек попадает в эти места с дурными намерениями, то, скорее всего, его и его близких поразит неминуемое наказание. Местные жители боятся подниматься к ледникам, пастухи не поднимаются со своими отарами к кромке ледников, не нарушают покой отдельных урочищ, считая их святыми.

Здесь запрещена обычаями любая форма деятельности, кроме обрядовой, и то к ней допускаются лишь избранные люди,  "знающие". Вблизи Укока немало двухсоставных названий урочищ, рек и озер: Ак-Кем  Белая (чистая) вода, Кок-Суу - Голубая вода. Это позволяет предположить двухсоставность и названия места Ук-Кок. Слово ук в тюркских языках имеет значение  «род». Ук-Кок может иметь значение священный, небесный, голубой род. Легенды о голубых тюрках отмечены многими исследователями Центральной Азии. Считается, что кек тюрк - "голубые тюрки" - название тюрков, ставших ядром военно-политического союза племен во времена Тюркского каганата. В монгольском языке слово «кок» сохраняет свое значение, а слово ук означает буквально слово. То есть, другими словами, Ук-Кок может быть переведено как Слово Неба. Оба имеют явно сакральный характер и во многом объясняют выбор древними жителями Алтая Ук-Кока в качестве храмового комплекса, предполагают  ученые.

«Алтайская принцесса» так и не возвращена на место захоронения. Уже без объяснения причин и нужд в биологическом материале пытливые исследователи из Новосибирска держат находку у себя. Алтайцы пытаются привести им в пример мировую практику обращения с  такими ценностями.  

В марте 2004 года США возвратили Египту мумию фараона Рамзеса I. Позолоченный саркофаг встретил почетный воинский караул и военный оркестр, исполнивший национальный гимн, а также делегация представителей правительства, парламента, власти провинции, ученые и несколько тысяч иностранных туристов и жителей города. Кортеж доставил саркофаг к Карнакском храму в Долине фараонов, где мумия покоилась до 1860 года, когда была вывезена из Египта.  В последнее время она находилась в музее американского города Атланта. "Возвращение мумии - акт доброй воли жителей Атланты", - заявил журналистам представитель правительства Египта.

В США, после прецедента в штате Луизиана  ввели закон об охране могил коренных жителей Америки и возвращении вывезенных предметов. До этого все найденное в земле принадлежало либо государству, либо владельцу земли, что позволяло археологам в США  приобретать право собственности на скелеты и другие вещи, найденные в древних местах захоронения коренных народов. Однако суд штата Луизиана постановил, что несколько могил индейцев туника-билоски принадлежат оставшимся в живых членам этого племени. Так был создан прецедент, в связи с которым в ряде штатов США были приняты законы об охране могил коренных народов.

«Все музеи, финансируемые правительством, должны провести инвентаризацию имеющихся в их коллекциях человеческих останков коренных народов и уведомить об этом соответствующие коренные народы. При поступлении просьбы человеческие останки должны быть возвращены. Любые человеческие останки, предметы, находящиеся в могилах, которые впредь могут быть найдены на принадлежащей государству земле, объявляются собственностью современных групп коренного населения, которые имеют "культурную связь" с найденным", - признает американское законодательство.

Источник информации: Tuvanews.ru

0