25 сентября 2008, 16:02
Жюри «Сибирского транзита» оценило первые спектакли

Вчера, 24 сентября, в столице Алтайского края стартовал VII Межрегиональный театральный фестиваль «Сибирский транзит». В день открытия публике были продемонстрированы два спектакля: «Чарfы» Хакасского музыкально-драматического театра «Читiген» и «Чайка» Красноярского драматического театра им.А.С.Пушкина.

Сегодня, 25 сентября, на встрече с актерами и журналистами жюри фестиваля поделилось впечатлениями от увиденного.

Спектакль «Чapfы», Хакасский музыкально-драматический театр «Читiген» (Абакан)

Инсценировка новеллы японского автора Р. Акутагавы представлена в духе хакасских традиций. В основе произведения – сюжет о таинственном и мрачном убийстве, расследование которого происходит на глазах у зрителей. Все свидетели и потерпевшие разворачивают свои картины восприятия случившегося, давая возможность зрителю вникнуть в суть происходящего, разобраться в клубке хитросплетений и противоречий, обдумывая смысл сказанного, осваивая череду событий.
Критик, журналист, главный редактор театрального журнала «Страстной бульвар» СТД РФ (Москва) Александра Лаврова:

- Самым важным в спектакле мне показалось то, что совмещен классический сюжет с фольклорной основой. Сделано это очень органично. Спектакль рассказывает общечеловеческую историю через мифологию хакасского народа.

Главным в спектакле для меня стали музыканты. Все, что актеры рассказывали, транслировалось через музыку.

Актерские работы также очень интересны за счет использования элементов народного театра и создания масок.

Кандидат искусствоведения, театральный критик, профессор Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства Надежда Таршис:

- Это вторая моя встреча с хакасским театром. То, что я увидела вчера, мне показалось очень любопытным: сюжет – притча, игра актеров нетрадиционна для драматического театра. Речь в спектакле идет о личных заблуждениях, самообольщениях.

Реалии хакасского пейзажа и топографии – это не просто подмигивание своему зрителю, а сознательная установка на строительство театра с национальным лицом. Не декоративная, не размашистая, а сосредоточенная атмосфера в спектакле.

Член экспертного совета национальной театральной премии «Золотая маска», театральный критик, театральный обозреватель газеты «Газета» Глеб Ситковский:

- В спектакле какие-то моменты мне стали напоминать представления театра Но: сидящие на сцене музыканты; помост, по которому выходят герои; такой простодушный театр; фронтальные мизансцены. Театр Но – это театр, в котором может быть скучно европейскому зрителю, не привыкшему к замедляющему время театру. Медитативность – особенность этого театра.

В спектакле говорится об основополагающих вещах: жизни и смерти. Эта новелла фактически детектив. В одном спектакле несколько версий происходящего, несколько спектаклей. Общая мысль – все мы ответственны за убийство близких людей, каждый убивает другого любя – правильная мысль, достаточно точно здесь проведенная.

Председатель жюри, театральный критик, заслуженный работник культуры РФ Татьяна Тихоновец (Пермь):

- Мы, когда смотрим национальные театры, видим что-то другое. Нам это чуждо и не всегда понятно. Мы не очень понимаем, с какими мерками подходить к оценке национальных театров.

На мой взгляд, хорошо, что был взят Окутогава, поскольку национальные театры, как правило, занимаются восстановлением своего эпоса. Но эпос не очень богат. Попытка войти в азиатскую литературу была верным шагом.

Спектакль очень живописный, он построен не на действиях, а на каких-то разных картинках. Хорошо сторона изобразительности, пластичности дана музыкантами: три инструмента создают картину мира. Единственное - мне не хватило смены ритмов. Пусть создается медитативность, но не монотонность.

В спектакле мне очень понравился выход шамана. Прямо сердце зашлось! В конце замечательная мизансцена, когда шаман вызывает дух покойного. Он ударяет в  бубен - и под покрывалом, которым закрыто тело, - легкое шевеление. Это потрясающе действует.

Спектакль «Чайка», Красноярский драматический театр          им. А.С. Пушкина

Если говорить о спектакле «Чайка», поставленном главным режиссером театра Олегом Рыбкиным, прежде всего хотелось бы сказать: любителей традиционного прочтения классического текста просим не беспокоиться. Этот спектакль не для них.

Молодые герои спектакля Нина Заречная и Костя Треплев приходят к финалу и роковому выстрелу, пройдя свой путь от юного бунтарства и страстного желания разрушить старые формы к рутине и глянцевому благополучию «успеха» и печальным последствиям стремления только к блеску и славе. Театральные блеск и мишура принимаются Ниной Заречной за цель пребывания на сцене и суть актерской профессии, а каторжный труд, о котором с мучительной болью говорит Тригорин, - за кокетство известного писателя.

Ученик великого Петра Фоменко Олег Рыбкин в очередной раз доказал, что для этого нет необходимости менять или дописывать текст, перекраивая его на новый лад, достаточно увидеть героев пьесы глазами человека ХХI в.

Член экспертного совета национальной театральной премии «Золотая маска», театральный критик, театральный обозреватель газеты «Газета» Глеб Ситковский:

- Пьеса «Чайка» - уставшая. Мы видели ее в десятках интерпретаций. Режиссер, ставящий Чехова, очень рискует, потому что он должен прежде всего удивлять. Здесь, как мне кажется, удачно смещены акценты. В спектакле смешной Треплев: сниженный образ мальчишки, который хочет быть любимым и который ищет любви. Мне кажется очень удачной нелепая, угловатая Нина Заречная.

На мой взгляд, самые трудные сцены в пьесе – это разговор об искусстве Тригорина с Ниной и объяснение Треплева с Ниной в финале. Возможно, последняя - самая неудачная сцена у Чехова. Монолог: «Я чайка! Я актриса!» - произнести без фальши очень трудно… а нужно это сделать так, чтобы зритель понял, что после этой сцены Треплев не мог не застрелиться.

Первая сложная сцена в данной постановке придумана очень здорово. Здесь уходят от длинных рассуждений. Тригорину добавилось юмора, нет ощущения лекции, которую знаменитый писатель читает молодой девочке, видны его плотские желания.

Что касается второй сцены, мне кажется, она не убеждает, не удивляет. Там придумана достаточно остроумная штука с меняющимися на экране образами (Прим.: через проектор на экран, установленный на сцене, передается изображение лиц известных актрис мирового кинематографа). Все-таки это головная придумка, поэтому она эмоционально не влияет так сильно. Мне кажется, что последнее действие послабее первых трех. В целом этот спектакль - очень достойная работа Олега Рыбкина. Мне было интересно следить за ходом действия, какие-то реплики для меня зазвучали свежо, по-новому.

Кандидат искусствоведения, театральный критик, профессор Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства Надежда Таршис:

- Об этом спектакле говорить связно не получается принципиально, к этому, наверное, не стоит и стремиться. Суть пьесы в том, что она гениальна. Она проявляет расхристанность нашего мироощущения и нашего мира, это зеркало, в котором мы отражаемся.

Все, что есть в этом спектакле, на уровне зыбкого баланса профанации и прозрений. Это ситуация современного искусства вообще.

Критик, журналист, главный редактор театрального журнала «Страстной бульвар» СТД РФ (Москва) Александра Лаврова:

- Режиссер в этом спектакле говорит о любви как об исходной позиции, в которой существует человек. Все герои «Чайки» пытаются понять, что такое жизнь. На мой взгляд, первое действие спектакля – поиски смысла жизни. Второе – смирение с неизбежностью смерти.

Хочется отметить сценографию. Декорации – это сад подсознания, снов.

Председатель жюри, театральный критик, заслуженный работник культуры РФ Татьяна Тихоновец (Пермь):

- Многих шокировало обилие в спектакле неприятных моментов. Мне характеризовали его как «чернуху» и «порнуху». На мой взгляд, пьеса про сегодняшний день. Проблема в том, что люди не хотят видеть сегодняшнюю жизнь, им подавай на сцене дам в кринолинах…

История темы:

25 сентября 2008 (13:10) На открытие «Сибирского транзита» приехал Алексей Булдаков

24 сентября 2008 (08:47) Колесо «Сибирского транзита» - на Алтае

23 сентября 2008 (07:35) Члены экспертного совета «Золотой маски» приедут на «Сибирский транзит»

22 сентября 2008 (15:29) Специально к «Сибирскому транзиту»: алтайские театры обновились технически

22 сентября 2008 (14:32) На «Сибирский транзит» раскуплено 90% билетов

04 сентября 2008 (16:00) До сибирской «Золотой маски» осталось три недели: обратный отсчет

22 августа 2008 (08:32) 1,5 млн рублей выделено из краевого бюджета на организацию гастролей алтайских театров

03 июля 2008 (10:00) 12 театров станут участниками VII межрегионального фестиваля «Сибирский транзит»

19 мая 2008 (14:54) «Сибирский транзит» обойдется Алтайскому краю в 4 млн рублей

0