5 сентября 2019, 21:45
Кто и почему делит рынок электроэнергии в Алтайском крае?

Упомянуты:

Барнаул, 5 сентября - Атмосфера. В любой сфере есть важный принцип – не надо ломать систему, которая хорошо работает. В Алтайском крае система электроэнергетики работает хорошо, особенно на контрасте с изношенной коммунальной отраслью в целом. Рынок вполне гармонично поделен между несколькими компаниями. Да, они разные по мощности, количеству объектов, получаемой прибыли, но вместе создают нормальную бизнес-среду.
 
В последние пару лет хрупкий баланс фактически рушит красноярская компания МРСК Сибири, сообщает ИА "Амител". В ход идут разные методы, многие из них вызывают вопросы о законности. Ведь на кону – многомиллиардная валовая выручка. А электросетевое хозяйство, которое требует больших вложений, потребители, зажатые в тисках постоянно растущих тарифов, захватчиков волнуют намного меньше.  
 
Большое сокращение
 
Электроэнергетика – система, которую власти до сих пор настраивают после развала Советского Союза. В 2013 году в стране было более трех тысяч территориальных сетевых организаций (ТСО). Многие из них – мелкие, неэффективные, некачественно эксплуатирующие сети, с высокими затратами на содержание. Чтобы очистить рынок на федеральном уровне, приняли Стратегию развития электросетевого комплекса. Помогло. После введения нескольких критериев соответствия ТСО (например, наличия сетей и подстанций определенной мощности) с рынка ушла почти половина компаний.
 
Сейчас их – 1,5 тысячи. К 2030 году их станет и того меньше – всего 800.  
 
Алтайский край в тренде оптимизации: в 2011 году в регионе было 16 ТСО, к 2019 году осталось всего 10. Самая крупная их них – "Алтайэнерго" (филиал МРСК, который в свою очередь является филиалом ПАО "Россети"), работает в пригороде Барнаула и по краю, а также с крупными промышленными предприятиями.
 
В тройке крупных – "резидент" городов и райцентров края "Алтайкрайэнерго" (пакет акций у краевой администрации) и работающая в краевой столице "Барнаульская сетевая компания". Более мелкие: РЖД, "Энергия-Транзит", забайкальский филиал "Оборонэнерго", "Южно-Сибирская энергетическая компания", "Заринская сетевая компания", "Регион-Энерго" и МУМКП ЗАТО "Сибирский".
 
Главная задача всей энергореформы – не просто искусственно уменьшить число компаний, а убрать действительно мешающие развитию отрасли. С рынка Алтайского края такие уже ушли (по разным причинам, не только в связи с реализацией Стратегии). Но, кажется, ситуация вышла из-под правительственного контроля. Агрессивная политика МРСК не только на Алтае, но и по всей Сибири может привести к уничтожению вполне эффективных игроков. Об этом напрямую заявляли представители кузбасской энергокомпании на совещании в Горно-Алтайске (29 июля) по подготовке объектов электроэнергетики и ЖКХ в СФО к зиме.  
 
"Рейдерство" XXI века
 
Начали глобально – через изменение российского законодательства. Еще большее ужесточение критериев для ТСО, введение обязательного лицензирования – такие идеи лоббировали, но до конца дело довести не смогли. То ФАС "зарубает", то другое ведомство пальцем у виска крутит.
 
Пробовали через власти регионов зайти. Тут с переменным успехом. Где-то удалось получить чужой кусок пирога на блюдечке, где-то нет. Неудачная попытка взять сети миром произошла и в Алтайском крае.
 
Пару лет назад даже на уровне краевого правительства ходили разговоры о поглощении краевой  "Алтайкрайэнерго" более крупным игроком –  той самой МРСК. Но власти отдавать компанию не стали. Пробовали зайти через городскую администрацию. Мол, зачем вам давать "Барнаульской сетевой компании" городское хозяйство в аренду (сейчас БСК арендует около 80% сетей и другого имущества), отдайте лучше нам. Власти Барнаула не стремятся разрывать имеющиеся сработанные и надежные отношения с БСК, ведь компания работает с низкой аварийностью и очень оперативно. Однако у МРСК есть много возможностей и связей, чтобы оказывать воздействие на власти.
 
Очень яркий пример с ростовским предпринимателем, акционером компании "Энергия" Александром Хурунджи. Несколько лет назад его обвинили в мошенничестве – подозревали в "покушении на хищение денежных средств ОАО "МРСК Юга" в размере 584 млн рублей". Закончилось доказанным отсутствием ущерба. Но этот бизнесмен довольно известный – он некогда возглавлял Агентство стратегических инициатив в Южном федеральном округе. Дело было на личном контроле бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Только вот не у всех местных компаний есть возможность подключить к решению вопроса федералов, чтобы не допустить выхода ситуации из-под контроля и за рамки закона.
 
Это далеко не единственное дело, возбужденное "по заявлению МРСК" против компаний-конкурентов. Иски на якобы нарушения были поданы против уже нескольких небольших алтайских компаний. А в некоторые организации начали "заглядывать на огонек" представители ФСБ. Пока присматриваются, и вроде как не в угоду МРСК. Но долго ли умеючи.
 
Причем интересны красноярскому "монстру" именно живые, работающие компании. А вот головную боль многих регионов – бесхозные сети – МРСК порывается взять, но снова и снова в том же Барнауле "чужое добро" ложится на баланс других компаний. Генеральный директор МРСК Сибири неоднократно приезжал в регион и заявлял о грандиозных планах по консолидации бесхозных сетей. Однако ситуация пока не меняется.
 
А в чем проблема-то?
 
Главная проблема концентрации силы света в одних руках – отсутствие конкуренции. Останется одна компания, которая сама для себя будет точкой отсчета, эталоном. К эффективности на уровне кого ей стремиться? Отсутствие выбора имеет значение и для потребителей. Например, в части технологического присоединения. Для малого бизнеса, строительных компаний этот вопрос очень актуален. А через цены на их товары и услуги очень актуален уже для простого населения.
 
Главная проблема в том, что компания не местная – потеря контроля власти региона над жизнеобеспечивающей сферой. Средства с населения соберут в Алтайском крае, а потратят уже по правилам Москвы. Будет ли желание вкладывать деньги в ремонт, обновление сетей, инвестировать в развитие электроэнергетики бедного сибирского региона – большой вопрос. И, понятное дело, властям региона сложнее оперативно решать проблемы с руководством компании, если оно находится совсем в другом регионе.
 
Кроме того, теряется оперативность. Одно дело принять решение по срочному вопросу в небольшой компании, особенно местной. И совсем другое – в крупной, центр которой находится в другом регионе.
 
Что же касается снижения тарифа, о чем иногда заявляют представители МРСК, то специалисты называют это маловероятным. А вот сокращение штата уничтожаемых или присоединяемых компаний – очень даже возможно.
 
Да, первое время население края никаких изменений не заметит: тарифы резко не взлетят, город не останется без света, как в фильме-катастрофе. Но фундамент устойчивой системы будет разрушен.
 
Конечно, МРСК – крупная компания, работающая во многих регионах России. Но к уровню надежности, показателям эффективности, расходам на содержание оборудования (что учитывается при формировании тарифа) есть большие вопросы.
 
Тогда в чем смысл грести под эту гребенку?
0


Еще в экономике