5 декабря 2014, 15:00
"Главная задача – не остаться автором одной песни", – композитор Лев Шапиро

Упомянуты:

Барнаул, 5 декабря – Атмосфера. Автор песен Григория Лепса и Лолиты барнаулец Лев Шапиро признался, что больше всего боится стать автором одного хита, поэтому сочинять он не перестанет.

– Лев, Вы сейчас человек деловой, а где Вас можно послушать в Барнауле?

– В Барнауле мы играем пару раз в год. И наша принципиальная позиция такова, что для выступления должно быть место, где собиралось бы 120-140 человек. Чтобы было кайфово и душевно. Мы играли два концерта в "Точке", там была очень хорошая атмосфера. До этого 3-5 лет работали в ТАССе. Он чуть-чуть поменьше, но весь пропитан духом рок-н-ролла. Я думаю, следующей весной сыграем концерт.

– Расскажите о своем сотрудничестве с Лепсом и Лолитой.

– Сотрудничество с Лепсом очень дорого для меня во всех смыслах этого слова. Вот даже буквально вчера разговаривал с его юристом о новой песне, которую еще никто не слышал. Из десяти песен, которые Григорий послушал, эта ему понравилась и, надеюсь, скоро зазвучит. Вообще Лепс и Лолита – это разные, как земля и воздух, люди. Она очень эмоциональная, а он – закрытый. В то же время Лолита хороший, добрый человек, интересный, профессиональный. На самом деле те песни, которые она поет, я не слушал, мы же люди рок-н-ролльные, а то, что она пела с Цекало, – это вообще не наше. Когда я с ней познакомился, она просто пригласила на концерт. А сам подумал, что придется два часа сидеть слушать эту попсу. Однако я даже не заметил, как пролетело это время. Я понял, что она настоящий профессионал, а для меня это очень важно, это главное. Она выходит на сцену и просто умирает там. Потом в гримерке 20 минут сидит и смотрит на "небо". Я уважаю таких. Я считаю, что если люди "бабки" отдали, то надо выходить на сцену и умирать, чтобы не стыдно было. Лепс точно такой же.

– Как долго происходила запись трека с Лолитой?

– Больше года. Вообще я написал для нее несколько песен. Сначала одна не "стрельнула", потом вторая. Я к этому отношусь спокойно. Потом еще третью и четвертую написал, а на душу все не ложится. Сам про себя думаю: "Напишу пятую, и мои моральные силы подойдут к концу". В общем, написал и отправил. Потом мы пошли на концерт. Остановились в придорожном кафе пообедать, и тут раздается звонок – Лолита. Она мне говорит: "Ну вот наконец-то написал песню, прямо по кайфу!". Сейчас продолжаем общаться с ней, смс-ками перекидываемся. Она абсолютно нормальный человек без каких-либо прибабахов и прочего. Она разная в жизни.



– Как вообще вы познакомились с ними?

– Просто так со звездами такого уровня познакомиться невозможно, просто подойдя после концерта и подсунув им диск. Никто их слушать не будет. С Лепсом меня познакомил друг, который его знает. Мы пообщались. Написал ему пару песен, но они не "вставили". Потом произошла очень интересная история. Мой друг также меня представил Александру Розенбауму. Вот как-то собрались они все втроем: мой друг, Лепс и Розенбаум. На тот момент я Григорию песню "Самый лучший день" отправил уже как полгода назад. И вот уже когда Розенбаум сказал: "Гриша, послушай песню, я тебя прошу!", тот согласился. Так что получается – дело случая. После этой песни стало проще сходиться с другими людьми. Затем главная задача была – не остаться автором одной песни. На сегодняшний день Лепс приобрел права на восемь моих песен.

– Тогда как с Лолитой вы познакомились?

– Точно так же, правда, она уже знала песню "Самый лучший день". Когда она прилетела в Барнаул, тот же самый друг познакомил нас.  

– Почему песня, которую Вы для нее написали, называется "Сошедшая не с небес"?

– Да, тут главная фишка, что именно "не с небес". Тут все просто – эта песня про нее.

– Друг-то за такие плодотворные знакомства дивиденды не получил?

– Он и так не бедствует (смеется). Он просто сделал хорошее, доброе дело. Друг для того и нужен, чтобы так все происходило.

– С кем-то еще Вас не собираются знакомить?

– На самом деле не стоит думать, что я попал в сказку. Знаком-то я уже со многими и со многими пытаюсь поработать, но дистанция от знакомства до работы с ним огромная. Я не скажу, что все, что я делаю, сразу на "ура" воспринимается. Люди разные бывают. Вот у меня сложились теплые отношения с Михаилом Турецким. Я прямо загорелся идеей написать что-нибудь для него. Ну написал я ему три песни – и тишина. Поехали как-то в Горный Алтай отдыхать, звонит и говорит: "Лева, послушал я третью песню, знаешь, у меня такое ощущение, что ты все хорошие песни Грише отдаешь". Так что пока не получалось. Дай Бог, все впереди. С Иосифом Пригожиным давно пытаемся поработать. Песня для Валерии уже даже была написана. И он уже говорил, что надо записывать. И договор был составлен, но пока не получается. С тех пор уже прошел год. Эти процессы, как правило, вялотекущие, но главное, что они есть, и я в них нахожусь.

– Говорят, и с Киркоровым сотрудничали…

– Я попробовал написать ему две песни, но пока не "покатило". Продолжаем работать. По мере возможности стараюсь со всеми общий язык находить.



– Где лучше пишется?

– Да везде. И на родине, и где-то в другом месте. Вот в Москве как-то за месяц пять песен написал, две из них впоследствии Лепс взял. А вообще я пока живу в Барнауле и никуда не собираюсь переезжать. Для автора не принципиально, где находиться.  

– Откуда тогда Вы берете вдохновение?

– Как говорил герой фильма "Формула любви", голова – это вещь темная и исследованию не подлежит. Вдохновение – это примерно то же самое. Вообще песни делятся на две категории: одни приходят в полпятого утра, бабахнули сверху: "Здравствуйте, песня, я вас запомнил". Вторая категория – это когда тебе поступил заказ на производство произведения, ты берешь, изыскиваешь вдохновение, которого не было в предыдущие две недели, садишься и работаешь. Зачастую так и происходит.

– Тогда при каких обстоятельствах был написан "Самый лучший день"?

– Это как раз та песня, которая с утра постучалась. В полпятого утра мне в голову пришла мысль "Сколько часов я прожил на белом свете?". Подсчитал, вышло около тысяч 300 часов. Вторая мысль была о том, сколько планет существует в Солнечной системе. Я не поленился, залез в Интернет и прочитал, что около 300 тысяч малых планет. Так и появилась песня. Потом она пролежала несколько лет. Я ее показывал очень многим известным людям, которые потом сказали, что это фигня и ничего из нее не получится. Я потом был так рад, когда песня зазвучала из каждого утюга. Честно говоря, такие песни редко получаются.

– Есть желание с кем-то конкретно поработать?

– Я к своей работе отношусь как к ремеслу, так что со всеми. Каждый по-своему интересен. Сам я больше люблю старый добрый рок, начиная от Шевчука и заканчивая "Машиной времени" и "Аквариумом", но, к сожалению или к счастью, эти люди сами себе пишут песни.

– Скоро Новый год, что бы Вы сами себе пожелали?

–  У меня уже как-то спрашивали, и я ответил: композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович творил во время Великой Отечественной войны, в голоде и холоде. Выжил, и у него все стало хорошо. У нас тоже все будет хорошо. Так что пожелаю себе и всем вам, чтобы работы хватало, чтобы деньги за нее платили вменяемые, чтобы все были живы и здоровы, и все было благополучно.
 

0


Еще новости