4 июля 2019, 10:00
Появилась первая версия возникновения пожара на глубоководной станции

Упомянуты:

Москва, 4 июля - Атмосфера. Как стало известно "Ъ", в качестве одной из причин трагедии на атомной глубоководной станции (АГС) АС-31 рассматривается короткое замыкание в одном из распределительных щитов.
 
Это могло вызвать возгорание оплетки кабелей или трансформаторного масла, а вентиляция разнесла дым по отсекам. Большинство гидронавтов в это время отдыхали и не успели воспользоваться индивидуальными средствами защиты. В итоге выжила только заступившая на последнее в сутках дежурство вахта из пяти человек - они сумели локализовать распространение огня и поднять станцию.
 
По данным близкого к отряду гидронавтов источника "Ъ", ЧП на АС-31 произошло в минувший понедельник около 21 часа. Станция в это время выполняла боевые задачи в полигоне Северного флота, расположенном в районе выхода из Кольского залива в Баренцево море.
 
Моряки при этом несли службу по обычному для похода распорядку: в 19 часов по московскому времени третья смена гидронавтов должна была ужинать, а в 20:00 на центральном посту АС-31 должна была смениться вахта: офицеры, отдежурившие четыре часа, уходят отдыхать, а их место занимает последняя в сутках смена, которой положено управлять станцией до полуночи.
 
Таким образом, большая часть личного состава АС-31 в понедельник вечером должна была находиться в так называемом "жилом" отсеке станции, отделенном от служебных отсеков и центрального поста специальными переборками.
 
В этот момент предположительно и произошло короткое замыкание в одном из многочисленных электрораспределительных щитов АС-31, расположенных в отсеках. На лодке используется стандартное напряжение 380 вольт, но в некоторых устройствах при этом используются токи силой до 1000 ампер (для сравнения: сила тока в городской квартире ограничена автоматом на 32 или даже 25 ампер).
 
При большой силе тока короткое замыкание в щитках, как утверждают источники "Ъ", вызывает не просто хлопок со вспышкой, а напоминает скорее небольшой взрыв, способный разрушить сам щиток и даже контузить находящихся рядом специалистов.
 
В результате замыкания, по мнению экспертов, могли воспламениться оплетка кабелей или трансформаторное масло, а появившийся в связи с этим дым система вентиляции станции, очевидно, разнесла по отсекам.
 
Из-за случившейся аварии в другие отсеки стали поступать ядовитые продукты горения, а гидронавты, как полагают их коллеги, могли среагировать на опасность слишком поздно.
 
Дежурная вахта, возможно, немного запоздала с герметизацией отсека, а отдыхавшие смены — с включением в портативные дыхательные аппараты. По уставу каждый подводник обязан постоянно держать этот прибор, позволяющий продержаться в задымленном помещении около 20 минут, при себе.
 
За это время гидронавт по замыслу производителя даже в самой сложной ситуации сумеет найти один из штуцеров стационарной дыхательной системы, подающей свежий воздух из баллонных запасов, и подключиться к нему. Однако ни той ни другой системой моряки по какой-то причине не воспользовались.
 
За 45 лет существования отряда гидронавтов (войсковая часть 45707) с их станциями не произошло ни одной серьезной, которая привела бы к человеческим жертвам, аварии, поэтому специалисты по исследованию глубин не имели реального опыта борьбы с пожарами.
 
Таким образом, уже через несколько минут после начала задымления за живучесть лодки, очевидно, продолжала бороться только дежурная смена на центральном посту.
 
Эти четверо офицеров и один гражданский специалист организовали подъем АС-31, что в сложившейся ситуации было сложно сделать. Как утверждают источники "Ъ", глубина Баренцева моря в районе полигона для станций типа АС-31 совсем небольшая — в пределах 200 м. Однако процедура всплытия со всеми операциями занимает минут десять. Эти минуты, очевидно, и оказались роковыми для 14 получивших тяжелые отравления продуктами горения гидронавтов.
 
Остальные пятеро выжили и даже спасли вверенную им станцию. Дежурной вахте удалось благополучно поднять АС-31 на поверхность, после чего станция была приведена в док на базу гидронавтов в Оленью Губу.
 
В среду, 3 июля, в Североморске глава Минобороны Сергей Шойгу сообщил, что "экипаж до последнего боролся за живучесть глубоководного аппарата и именно благодаря одному из гидронавтов, капитану 2-го ранга Дмитрию Соловьеву, который сам погиб, был спасен гражданский специалист". 
 
О точных причинах аварии можно будет говорить после проведения необходимых следственных действий на борту пострадавшей станции, опроса выживших участников похода и выполнения необходимых в таких случаях экспертиз. А начать все эти процедуры, по данным "Ъ", до сих пор не удается.
 
Мешает то обстоятельство, что пострадавший глубоководный аппарат, выпущенный более десяти лет назад, до сих пор остается сверхсекретной разработкой и допуска к нему, например, у военных следователей управления Следственного комитета России (СКР) по Северному флоту нет.
 
Как пояснил еще один источник "Ъ", представителям местного следствия не разрешают даже пройти в док длительного хранения, куда завели пострадавшую станцию.
 
По этой же причине тела погибших гидронавтов пока не опознаны и не выданы родственникам для захоронения. В Североморск, по словам собеседников "Ъ", только в среду прибыла оперативно-следственная группы из Москвы, в которую вошли представители департамента военной контрразведки ФСБ и Главного военного следственного управления СКР, имеющие все необходимые допуски. Она и займется расследованием трагедии, которое, скорее всего, получит гриф секретности.
0


Еще новости