Об особенностях борьбы с коррупцией по-алтайски. //Газета №1

Информация о громких разоблачениях коррумпированных чиновников то и дело сотрясает эфир. И дня не проходит без сообщений о взяточничестве или злоупотреблении должностными полномочиями. Несколько привыкшая к этому публика уже и не задумывается, какая колоссальная работа была проделана, чтобы выведести на чистую воду каждого из преступников. Об этом газете «№ 1» рассказал начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры Алтайского края Серкпай Нурбаев.

– Серкпай Мукторканович, как вы можете оценить проделанную за эти два года работу?
– Вопросы противодействия коррупции всегда были важны для правоохранительных органов страны. Но в последние два года они стали наиболее приоритетными. Во многом повышению качества борьбы с коррупцией способ­ствовали изменения, произошедшие на законодательном уровне. Принят Федеральный закон «О противодействии коррупции», Национальный план противодей­ствия коррупции и другие изменения. Для координации совместных действий в вопросах борьбы с коррупцией образована межведомственная группа, в которую вошли представители всех силовых структур. Как результат   – рост выявляемости преступлений коррупционной направленности. В прошлом году было зарегистрировано 834 преступления. Для сравнения: в 2008-м –700.
– В каких сферах сегодня наиболее распространена коррупция?
– По-прежнему это сфера правоотношений, связанных с осуществлением должностных полномочий представителями властных структур при распределении бюджетных средств, предоставлении земельных участков, приватизации жилья, реализации национальных проектов и другие.
Так, один из глав поселений Тальменского района незаконно взимал деньги за приватизацию жилья с граждан, хотя законом предусмотрена бесплатная приватизация. Другой пример: бывший глава Сростин­ского сельсовета Юрий Васильев в нарушение предусмотренного законодательством запрета занимался предпринимательской деятельностью – дал указание директору МУП установить ему заработную плату якобы за работу по совместительству в МУП – в размере трех процентов от сбора денежных средств с населения за коммунальные услуги. Ущерб предприятия составил более 200 тысяч рублей, за что Васильев понес уголовное наказание.
В прошлом году массовый характер носило выявление случаев незаконной оплаты административных штрафов, наложенных на должностных лиц, за счет бюджетных средств. Выявлено более 30 фактов, возбуждено 23 уголовных дела, из которых 11 закончились обвинительными приговорами. Особенно этим «грешат» главы местных администраций: за 11 месяцев 2009 года осуждено 10 глав сельсоветов.
Необходимо отметить увеличение количества выявленных злоупотреблений и превышений служебного положения: 37 преступлений в 2008 году против 107 в минувшем. Также отмечается тенденция роста числа уголовных дел по этим преступлениям в отношении лиц, замещающих высшие должности в органах местного самоуправления.
– Какие проблемы возникают при «работе» с этой категорией чиновников?
– Существуют определенные сложности с увольнением таких служащих. Сейчас у органа мест­ного самоуправления отсутствуют правовые основания для прекращения трудовых отношений с работником, осужденным по приговору суда к наказанию, не препятствующему прохождению муниципальной службы. Причиной этого является отсутствие в Федеральном законе «О муниципальной службе в Россий­ской Федерации» ограничения, препятствующего поступлению и дальнейшему прохождению службы лицом при наличии у него не снятой или не погашенной судимости.
К примеру, начальник одного из отделов районной администрации Барнаула был осужден за использование при поступлении на службу подложного диплома. После вступления приговора в законную силу прокурором было предложено прекратить с ним трудовые отношения. Однако работодатель в этом отказал, поскольку расторжение трудового договора является его правом, а не обязанностью.
Еще одна проблема: в соответствии с законом основанием для досрочного прекращения полномочий главы муниципального образования является вступивший в законную силу приговор суда. Однако принятие такого решения находится в компетенции представительного органа, а депутаты не всегда спешат его принять. Такой факт имел место в Солонешенском районе. В этой связи прокурорам приходится инициировать процедуру прекращения полномочий в судебном порядке. Но и суд не всегда может признать незаконным бездействие представительного органа. Как итог: чиновник, дискредитировавший власть, продолжает служить в органах власти, что недопустимо.
– Большой резонанс в крае вызвал процесс над федеральным судьей Татьяной Михайловой, причастной к рейдерским захватам в Москве. Неужели коррупция глубоко укоренилась и среди людей, которые должны с ней бороться?
– Да, исключительно опасна коррупция в судебных и правоохранительных органах, по­скольку прямо разлагает конституционные основы государства. В настоящее время судом рассматривается уголовное дело в отношении судьи города Би­йска за вынесение незаконных решений. Расследуется уголовное дело в отношении одного из сотрудников ОБЭП за мздоимство, с чем он, кстати, сам должен бороться.
Ранее краевым судом были осуждены 13 членов преступного сообщества, которое занималось незаконным оборотом наркотиков на территории Камня-на-Оби. В состав сообщества входили и работники правоохранительных органов. За взятку они обеспечивали безопасность деятельности группировки.
Также в местах лишения свободы находится бывший начальник следственного отдела одного из районных ОВД, который сокрыл от учета незаконно перемещенные через таможню товары народного потребления на сумму более 4 млн рублей. За взятку в размере 200 тысяч рублей он вернул товар собственнику.
Отмечу, всего в 2009 году возбуждено 31 уголовное дело в отношении 24 сотрудников правоохранительных органов.
– И все же, на ваш взгляд, есть ли «рецепт» от коррупции в России?
– Отвечая на ваш вопрос, я хотел бы повторить слова одного из руководителей правоохранительных органов: бороться с коррупцией бесполезно до тех пор, пока она общественно востребована. Не только чиновник у нас коррумпированный – кто-то берет, но ведь кто-то и дает. Еще не факт, что чиновник больше заинтересован в распространении коррупции.
А закончить наш разговор мне бы хотелось словами Президента РФ Дмитрия Медведева: «Коррупция превратилась в системную проблему. И этой системной проблеме мы обязаны противопоставить системный ответ».
  Юлия Яковлева